Создать новое ценовое оповещение

Трамп снова сделает Америку … какой?

Published by tavex in category Финансовые новости on 15.05.2017
Цена золота (XAU-EUR)
1 068,48 EUR/oz
  
+ 0,37 EUR
Цена серебра (XAG-EUR)
13,61 EUR/oz
  
- 0,00 EUR

Кузман Илиев, Brain Workshop Institute | Золотой вестник. | Выпуск №6 | 2017

После Дональда Трампа Америка никогда не будет прежней. За последнее столетие американское общество никогда не было настолько разделено, как в день президентских выборов — 8 ноября 2016 года. Таким образом, правление рыжеватого блондина-миллиардера в ближайшие годы будет сопровождаться протестами.

Феномен Трампа уже стал реальным фактом, и его возникновение обусловлено несколькими объективными причинами. Левые либералы практически слились с неоконсерваторами, что принесло стране постоянные войны, заоблачный государственный долг и культурный застой, при этом так называемый истеблишмент благополучно забыл о среднем американце. Последующее возмущение сложившимся положением дел и элитой нашло свое отражение в урнах для голосования — к ужасу средств массовой информации, академических кругов, политиков и Голливуда. Хорошо это или плохо — никто толком не знает, — но факт состоит в том, что Трампа привели к власти не самые радужные экономические, политические и культурные реалии момента.

Наследие

За два срока Обама удвоил национальный долг США, и сегодня он составляет 100% от ВВП или 20 триллионов долларов (график 3). Более 40 миллионов американцев теперь получают от правительства талоны на продукты питания. Занятость упала до 40-летнего минимума, то есть миллионы американских граждан теряют надежду когда-либо найти работу (график 4). Федеральная резервная система в течение последних восьми лет удерживала процентные ставки почти на нуле, и только сейчас начинает осторожно их повышать, — а это означает долгие годы отсутствия четких сигналов для инвесторов на финансовых рынках и замалчивания информации о неправильных инвестициях и ошибках.

tramps-karte1-ru

Действия Трампа

Дональд Трамп ощущает себя генеральным директором некоей корпорации. Он попробует применить макроменеджмент как если бы экономика США была крупной компанией. Трамп использует типично кейнсианские рецепты, то есть меры, рекомендованные английским лордом на периоды кризиса — ослабление налогового бремени для стимулирования инвестиций и государственные расходы на инфраструктуру.

Проблема заключается в том, что управление страной не имеет ничего общего с руководством компанией. В компании действует механизм коррекции соотношения прибылей и убытков, в то время как страна финансируется за счет принудительного взимания налогов и, таким образом, менее ответственно относится к скудным сбережениям. Трамп никогда не узнает, будут ли ресурсы, которые он намерен потратить, израсходованы впустую, и можно ли было бы использовать их более эффективно. Такие огромные затраты на инфраструктуру, которые фигурируют в его обещаниях, приведут лишь к увеличению государственных расходов и подрыву экономического роста. А снижение налогов без четкого плана сокращения расходов может привести только к росту дефицита и новым долгам. Аналитики ожидают, что в течение первого срока этой администрации новый долг вырастет на четверть. С другой стороны, снижение налогов, безусловно, даст положительный эффект — предыдущие администрации буквально вытеснили американские компании с рынка рекордным налогом на прибыль организаций в 35%, который на практике достигал 39%. Трамп собирается изменить эту тенденцию, и даже, если он не сумеет, как обещал, сократить налоги наполовину, любые шаги в этом направлении станут для американских предпринимателей глотком свежего воздуха.

Снятие с бизнеса 75% удушающего государственного регулирования способно придать невообразимый импульс экономическому прогрессу, и после вступления в должность новый президент США немедленно начал подписывать соответствующие указы.
Эти благоприятные для развития бизнеса шаги не остались незамеченными фондовым рынком: уже через считанные месяцы после избрания Трампа индекс Dow Jones превысил психологическую отметку в 20 000 пунктов. В то же время явные признаки растущей инфляции и инфляционных ожиданий за рубежом неизбежно влекут за собой опасность кредитного бума на финансовых рынках — повышение процентных ставок. Для экономики, привыкшей к низким процентным ставкам, даже небольшое повышение угрожает кредитной системе и, соответственно, ее самому слабому звену — государственному долгу США.

tramps-karte2-ru

Советники

Трамп, будучи бизнесменом, знает, в чем именно нуждается деловой сектор, и кого спросить об этом. Возможно, более подходящим названием для того образования, которое Трамп называет «Стратегический и политический форум», является «Клуб миллиардеров». В него входят руководители крупных американских компаний: Джеймс «Джейми» Даймон, генеральный директор компании J.P. Morgan, Лоренс Финк, председатель правления компании Black Rock, Мэри Барра, генеральный директор компании General Motors; Роберт Аллен «Боб» Айгер, генеральный директор компании Walt Disney; Даг Макмиллан, президент компании WalMart; и Илон Маск — исполнительный директор компании Tesla. Председателем Форума является Стивен Шварцман — финансовый директор компании Blackstone Group. В любом случае бюрократия и правила, препятствующие ведению бизнеса, натолкнутся на сопротивление. И нам останется только следить за тем, захотят ли все эти деловые магнаты закрепиться на рынке после реализации новых ограничительных рекомендаций и предложений.

Торговые войны

Одновременно с мерами по оздоровлению Трамп также предпринимает протекционистские экономические меры, которые будут иметь как локальные, так и глобальные последствия. Коммерческие тарифы, измеряемые двузначными числами, для китайских, мексиканских или американских компаний, которые выводят производство за рубеж, фактически станут еще одним налогом на жителей США — товары, поступающие на американский рынок извне, будут дороже. Безусловно, это принесет пользу неэффективным местным производителям, но нанесет ущерб потребителям.

К сожалению, торговые войны ведут к геополитическим конфликтам, ухудшению диалога между мировыми лидерами и, соответственно, к росту международной напряженности. В экономическом плане такие драконовские меры приводят к негативным результатам — например, закон Смута-Хоули «О тарифах» усугубил Великую депрессию 1930-х годов, тогда международная торговля обрушилась более чем на 30 процентов.

За удар, нанесенный по уровню жизни американских потребителей дешевых китайских товаров, придется заплатить на следующих выборах. Протесты могут расти как снежный ком — в зависимости от того, какая политика лучше всего подойдет для среднего американца.

Торговые соглашения в упадке

Один из первых указов Трампа — указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства или зоны свободной торговли — создал новый прецедент. Та же участь ожидает Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство США и Евросоюза (TTIP). Кроме того, Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA) и другие подобные двусторонние соглашения подвергнутся «корректировке». Уже можно заметить «начало конца» межправительственных соглашений, заключенных в интересах некоторых отраслей промышленности и имеющих явный протекционистский и скрытый характер. Мир вступает в эпоху двухсторонних коммерческих соглашений, что будет означать большую прозрачность и больший общественный контроль над политической ангажированностью. В плохой репутации глобализации следует винить, главным образом, наднациональную составляющую и непрозрачные договоренности в таких структурах. Одним из примеров нового подхода является двустороннее торговое соглашение, которым будут руководствоваться США и Великобритания — это серьезное оружие в руках британского правительства, которое пытается договориться о наилучших условиях после выхода из ЕС (так называемый Брексит).

Америка прежде всего

«Америка прежде всего» — это доктрина международных отношений, которая политически преобладала в Соединенных Штатах до Первой мировой войны. Эта фраза также была девизом победной кампании Трампа 2016 года. Мы пока не знаем, будет ли она применяться, и если да, то как именно. Приведет ли она к изменению нынешней внешней политики и экономии расходов на «войну с терроризмом» за пределами США, или будет проявляться только в форме волюнтаристского протекционизма и нападок на свободную торговлю и иностранных производителей? Это самый важный вопрос к президентству Трампа, который волнует остальной мир.

tramps-mediji-ru

Внешняя политика

Внешняя политика является основой американской политической системы и стабильности в международных отношениях. Рекс Тиллерсон был назначен государственным секретарем США, а Джеймс Мэттис — министром обороны. Оба выступают за жесткую позицию в отношении России и планируют пересмотреть относительное потепление отношений между США и Ираном, которое имело место в последнее время.

Во время предвыборной кампании Дональд Трамп заявил, что хочет диалога с Россией, — это высказывание противники Трампа использовали против него, практически сделав из него русского шпиона. Истерия достигла таких гротескных масштабов, что Трампу даже не пришлось опровергать подобные обвинения. Какую бы угрозу Россия не представляла для США, ВВП Российской Федерации находится только на уровне Испании, а военный бюджет США в восемь раз больше, чем у Российской Федерации, и в три раза больше, чем у Китая. Таким образом, призыв Трампа к диалогу между империями следует только приветствовать.

Однако первые указы вновь избранного президента США ставят важные вопросы мирового уровня. Запрет на въезд в Соединенные Штаты граждан стран, основная часть жителей которых являются мусульманами, не стал неожиданностью. Настоящим сюрпризом стало исключение из этого списка Саудовской Аравии, учитывая тот факт, что 15 из 19 террористов, принимавших участие в событиях 11 сентября 2001 года, были выходцами именно из этой страны. Саудовская Аравия также является крупным финансовым спонсором суннитского государства ИГИЛ (запрещено в РФ), с которым Трамп намерен бороться более жестко, сняв ограничения Конгресса по расходам на оборону.

Проект переноса посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим является скорее символическим актом. Израильско-палестинский конфликт еще далек от завершения, и на Иерусалим претендуют обе стороны. Перенос посольства символизирует принятие конкретной стороны в конфликте и неизбежно приведет к усилению антиамериканских настроений как в регионе в целом, так и во всех мусульманских сообществах в США и Европе, повышая риск радикализации внутри страны. Очевидно, у Трампа есть четкая позиция в отношении того, кто на Ближнем Востоке «хороший», а кто «плохой». Безусловно, в отличие от Обамы, Трамп будет произраильским президентом.

У Израиля и Саудовской Аравии есть общий враг— шиитский Иран. Еще не вступив в должность, Трамп выступил против снятия эмбарго с Ирана, изменив тем самым статус этой страны с потенциального партнера на косвенного врага.

Между тем, Конгресс инициировал законодательные инициативы, позволяющие президенту использовать военную силу против шиитского бастиона в случае нарушения ядерных соглашений в той или иной форме. Одним из первых шагов генерала Майкла Флинна, советника Трампа по национальной безопасности, стала прямая угроза Ирану в этой связи, что явно указывает на новые линии раскола в данном регионе. Ввиду сомнительного качества разведывательной информации, которая поступает на самые высокие уровни власти в Вашингтоне, включая информацию о неких несуществующих видах оружия массового уничтожения, которые стали причиной вторжения в Ирак в 2003 году, такие сигналы могут очень символично характеризовать происходящее.

Однако самое важное, за чем нужно следить — это создание так называемых «зон безопасности» в Сирии, о которых Трамп говорил еще до того, как принял бразды правления США. В эти зоны он намеревается направлять так называемых «беженцев». Но для охраны и контроля за этими процессами потребуются миллиарды долларов и десятки тысяч военнослужащих США. Это делает вполне реальной угрозу формирования активной террористической ячейки под защитой и при финансировании правительства США.

Но больше всего пугает враждебное отношение к Китаю со стороны США, самым мирным выражением чего до сих пор были протекционистские меры, которые Соединенные Штаты планировали ввести против Поднебесной. К сожалению, напряженность между этими двумя геополитическими гигантами усиливается и в Южно-Китайском море. Еще со времен войны во Вьетнаме у США имелись геополитические интересы в этом регионе, поэтому они препятствовали попыткам Китая аннексировать несколько стратегически важных островов в регионе.

Сразу после своего избрания президент США Дональд Трамп принял звонок президента Тайваня — что полностью противоречит текущей политике Вашингтона. Этот шаг привел в бешенство Китай, который считает Тайвань своей провинцией, которая бунтует. И это действие со стороны Трампа имело однозначную цель.

Закулиса

Одно из наиболее тяжелых испытаний, которое придется пройти Дональду Трампу, связано с противодействием с так называемой закулисьем. Службы национальной безопасности, государственные чиновники и такие учреждения, как Министерство юстиции, — все эти невидимые элиты (которые обладают не меньшими полномочиями, чем президент, при реализации различных политик) сразу же выступили против Трампа, чего никогда не случалось ни с каким другим вновь избранным президентом. Расследование ФБР по поводу связей советника президента по национальной безопасности с Россией, вклад ЦРУ в распространение информации о «мошенничестве» и российском вмешательстве, а также некоторые другие резонансные шаги, сделанные представителями этой группы, безусловно, указывают на наличие серьезных проблем в этой области. Трампу придется либо навязать свою политику и заменить бюрократов, либо пойти на компромисс, проявив качества успешного бизнесмена. В любом случае, как президенту, ему такие враги не нужны.

Дональд Трамп пришел к власти, обещая снизить напряженность в мире. Он упрекнул бывших президентов, которые с 2001 года потратили около 6 трлн долларов на Ближнем Востоке, сделав акцент на том, что эти ресурсы следовало использовать внутри страны.

Что именно даст его президентство США и остальному миру, нам еще предстоит узнать. Его первые стратегические шаги в области внутренней и внешней политики противоречивы, а его агрессивная политика в отношении Китая и союзников России на Ближнем Востоке дает нам основания ожидать «замораживания» отношений между Москвой и Вашингтоном.

Станет ли Америка снова великой страной? — никто этого не знает. Остается лишь надеяться, что в данном случае известный политический принцип — пришедшие к власти выполняют только свои самые нелепые обещания — не сработает. Не в этот раз. Слишком высоки ставки.

Вам также может понравиться