Создать новое ценовое оповещение

Есть ли какой-либо смысл в высшем образовании в его нынешней форме?

Published by tavex in category Финансовые новости on 15.05.2017
Цена золота (XAU-EUR)
1 067,26 EUR/oz
  
- 0,99 EUR
Цена серебра (XAG-EUR)
13,66 EUR/oz
  
- 0,00 EUR

Стефан Колев | профессор политической экономии, Университет прикладных наук, г. Цвиккау, Германия | Золотой вестник. | Выпуск №6 | 2017

Дискуссия вокруг высшего образования не только интересна сама по себе, но и достаточно сложна, если учитывать особенности современного мира. Существует широко распространенное мнение, что быстрое устаревание знаний ввиду динамичного характера технологий и делового мира — неопровержимый факт. Основываясь на этом положении, некоторые наблюдатели пришли к выводу, что теоретический аспект образования уже не так важен и что сегодня студенты должны получать, прежде всего, практические навыки. Эта установка порождает идею о том, что система высшего образования является и будет оставаться неспособной решать задачи, возникающие в современном мире.

«Общие положения трудны в изложении и часто неверны»

Я согласен с частью этого аргумента: университеты действительно не являются лучшим местом для обучения практическим навыкам, и также верно, что наши знания быстро устаревают. Однако эта теория имеет два слабых места. Во-первых, она содержит вполне очевидное предположение о том, что задача университетов состоит в том, чтобы обучать практическим навыкам. Я не полностью согласен с этим и ниже приведу аргументы в пользу того, что они выполняют другую функцию. Во-вторых, я не считаю, что термин «система высшего образования» сохраняет свою актуальность и сегодня. Ввиду распространения и глобализации высшего образования за последние несколько десятилетий такой системы де-факто не существует — то, что существует в действительности, — это огромное многообразие учреждений, учебных программ и методов обучения. Среди них имеется множество превосходных университетов и преподавателей, бывают весьма посредственные заведения, а встречаются и такие, которые я никогда не выбрал бы для своих детей. Именно по этой причине я возьму на себя смелость описать, что, по моему мнению, должно представлять собой качественное высшее образование в контексте современного мира, и как именно я понимаю свое назначение как преподаватель. Ни в коем случае я не претендую на всеобъемлющее описание современных практик. Как я уже говорил, невозможно обобщить данные о десятках тысяч университетов, в которых работают сотни тысяч профессоров. Однако я наверняка знаю, что некоторые университеты и преподаватели понимают высшее образование так же, как я.

Высшее образование подходит не всем

Сначала я хотел бы со всей ясностью заявить, что, по моему мнению, высшее образование не является абсолютно необходимым для всех. В Германии, например, лишь менее половины молодых людей учатся в университете или университете прикладных наук. Остальные поступают в профессионально-технические училища, в которых, конечно, преподают теорию в некотором объеме, но в основном упор в них делается на практических аспектах. В странах, где традиции профессионального образования отсутствуют, специальность следует получать посредством высшего образования, кульминацией которого является получение степени бакалавра в той или иной области знаний. Я считаю, что двойная академическая/ профессионально-техническая образовательная модель будет полезна для молодежи, ориентированной на практическую деятельность, а также для университетов, которые в ином случае были бы еще более переполненными.

Нет ничего более практичного, чем хорошая теория

Студенты часто спрашивают меня: «Зачем мы вообще изучаем теорию?» Я пытаюсь переубедить их двумя простыми цитатами. Первая принадлежит Гюнтеру Рексродту, министру экономики Германии 90-х годов, который заявил, что дела делаются в экономике, а не в министерствах. Иными словами, можно сказать, что практические навыки должны приобретаться на рабочем месте, а не в университете. Вторая цитата, которая приписывается Иммануэлю Канту, гласит, что «нет ничего более практичного, чем хорошая теория». Правда, ни я, ни мои коллеги (преподающие более приближенные к практике предметы, чем я) не могут научить студентов реальным практическим навыкам. Даже в таком институте, как мой, где преподаватели неизменно имеют некоторый практический опыт работы вне университета, этот опыт часто бывает устаревшим из-за динамичности, о которой мы говорили вначале. Тем не менее, мы можем изложить студентам различные теории о причинно-следственных связях, которые существуют в реальности. Изучение теории дает как минимум два преимущества. Во-первых, это упрощает понимание реальных явлений, которые, на первый взгляд, часто необъяснимы, а углубление в теоретические аспекты развивает системное мышление. Я обратил внимание, что, изучая определенные экономические теории, студенты начинают рассматривать различные актуальные социальные проблемы, такие как торговля или миграция, под другим углом. Во-вторых, различные теории, используемые для описания определенного явления, открывают возможности для критических анализов и обсуждений, для понимания предпосылок и логических шагов, из которых, собственно, и состоят теории. Таким образом, в ходе дискуссий между самими студентами и студентами и преподавателем каждый из них развивает критическое мышление и может использовать полученные навыки для оценки и анализа различных реальных явлений.

Большие объемы данных не делают мир понятнее или прозрачнее

Что вы скажете о тех трудоемких количественных методах, на которые жалуется столько студентов? Сегодня объем рабочих данных постоянно растет, но само по себе это отнюдь не делает мир понятнее и прозрачнее. Извлечение из них информации и знаний связано с использованием все более и более разнообразных статистических методов. В результате одни и те же данные в зависимости от используемого метода анализа иногда могут приводить к разным и даже противоположным выводам. Выявленные взаимозависимости и причинно-следственные связи часто приводят — намеренно либо случайно — к опасным манипулятивным выводам в повседневной деятельности или в общественных обсуждениях, которые и формируют атмосферу предпринимательской деятельности. Без базовых знаний о приемах, используемых в таких методах, человек может совершать серьезные ошибки при оценке своих действий и, следовательно, стать легкой мишенью для манипуляций со стороны экспертов или псевдоэкспертов, эмпирические анализы которых не соответствуют стандартам критического мышления — обычно осваиваемым в процессе получения высшего образования.

Необходима реформа, но не революция

Несмотря на то, что вышеупомянутая проблема обобщений некорректна, я хотел бы упомянуть три реформы, необходимые большинству учреждений, с которыми я знаком. Прежде всего, запоминание фактов больше не входит в учебный план и является не только ненужным, но и вредным: изучение фактов, к которым все мы имеем доступ с наших телефонов, отвлекает от полезной информации, содержащейся в учебной программе, и вполне естественно формирует у студентов всех уровней безразличное отношение к учебе. Во-вторых, при изменении учебных программ существует опасность того, что выбор курсов в университете может превратиться в «охоту за легкими оценками». Таким образом, если студент пройдет курсы в неправильном порядке или пропустит ключевой курс, связующая нить между курсами будет утрачена. В-третьих, нельзя допускать, чтобы конкуренция между тысячами университетов приводила к обесцениванию оценок — то есть оценок, щедро выставляемых теми университетами, которые борются за свое финансовое выживание. Во избежание этого необходимо ввести более систематическую и сложную систему оценок — например, учитывающую прозрачность качества выданных дипломов.

Университет готовит граждан, а не только специалистов

В заключение отметим, что университет и высшее образование не связаны исключительно с формированием умения осваивать теоретический и эмпирический уровни знаний. Концепция университета также включает в себя идею всеобъемлющего образования. На мой взгляд, жизненно важной задачей образования является расширение общих знаний учащихся путем изучения таких гуманитарных дисциплин, как история, философия и этика, укрепление и дальнейшее развитие навыков владения иностранным языком, а также поощрение студентов к близкому знакомству с различными культурами через программы обмена. Что касается последнего, я наткнулся на одно из высказываний Александра фон Гумбольдта, которое я считаю исключительно важным сегодня как для Европы, так и для США, а именно: «Самое опасное мировоззрение — это мировоззрение людей, которые никогда не видели мира». Поэтому я считаю, что такой культурный обмен имеет чрезвычайно высокое значение. Он обеспечивает глубокое знание рассматриваемого предмета, предоставляет студенту различные теоретические инструменты и методы и развивает способность критического мышления о них, а также об эмпирических анализах, благодаря чему такой студент начинает мыслить грамотно, гибко и быстро, что так необходимо сегодня. Но помимо этих преимуществ студенты могут углубить уровень своего образования за счет расширения кругозора. Во времена растущего популизма (который в значительной степени основан на иррациональных конструкциях, манипулятивных интерпретациях данных и незнании иностранных культур) образование — на всех уровнях, а не только высшее образование — остается одним из основных противовесов этим серьезным угрозам для любого свободного общества.

Вам также может понравиться